Рыцари Средневековья становились таковыми после ритуала посвящения.

О церемониях посвящения в рыцари и принесения оммажа и вассальной клятвы

 34478284Посвящение в рыцари - не то же самое, что принесение оммажа и вассальной клятвы. Посвящение в рыцари - это великое событие в жизни средневекового человека. Это был и символический, и правовой акт. Символический - потому что обозначал прохождение инициации, приобщение к славным рыцарским традициям и представлениям о моральном долге. Не случайно в позднее средневековье стандартным возрастом посвящения в рыцари считался возраст соввершенолетия - 21 год. Правовой - потому что означал вступление человека в рыцарское сословие и пользование всеми его правами и обязанностями. Начиная от права на вассальные отношения ( т. е. "священное" право собственности) и заканчивая правом на почетное отрубание головы (а не позорного повешения - как для простолюдинов). Именно поэтому посвящение в рыцари в обычных случаях (исключая посвящения для участия в суде присяжных или на поле боя) было долгой церемонией, сопровождающейся для семьи новоиспеченного рыцаря огромными расходами на "парадную форму" и пиршество по случаю посвящения. Само посвящение происходило в канун больших христианских праздников (Пасха, Рождество) и освящалось церковью. Отсюда - ночное бдение рыцаря у алтаря перед утренней церемонией. Церемония посвящения сопровождалась процедурами переодевания в разные одежды (белую, черную и парадную), процедурами вручения сакральных символов принадлежности к рыцарскому сословию - меча, герба, шпор, шлема, копья. Ключевым моментом посвящения в рыцари была рыцарская клятва на каком-либо кодексе, устанавливающая морально-этические нормы поведения рыцаря. Затем - слова посвящающего (сюзерена, епископа, отца) "Посвящаю ..., сына ..., в рыцари" (это примерные слова). Удар по затылку (в некоторых странах пощечина) носил символический характер. Равно как и и то, что посвящаемый стоял на коленях, а потом (после сакральных слов) посвящающий поднимал его с колен (т. е. делал равным себе) и три раза целовался с ним.

Принесение оммажа и клятвы - это церемония установления вассальных отношений. Оммаж (от homo - человек) означал "принятие в человеки какого-либо сюзерена". Сама церемония оммажа весьма схожа с церемонией посвящения в рыцари. Однако, есть различия.
Будущий вассал (обязательно УЖЕ рыцарь !!!) становился на колени и вкладывал руки в руки будущего сюзерена. Затем кандидат произносил вассальную клятву, в которой обещал исполнять обязанности и соблюдать табу (например, не домогаться жены сюзерена). В ответ на это сюзерен произносил свою клятву, в которой подтверждал права вассала и обещал соблюдать примерно такие же табу. После этого сюзерен поднимал вассала с колен, обнимал его и целовал в губы.

Клятва рыцаря

1. Рыцарю подобает быть верным своей Клятве. В первую очередь – Клятве, данной своему Сюзерену.
Единственно возможным для Рыцаря Чести будет почтительное отношение к своему Сюзерену. Если Рыцарь более сведущ в каких-либо вопросах, он может почтительно дать совет своему сюзерену в разговоре один на один.
Приказы Сюзерена выполняются беспрекословно. Невыполнение приказа Сюзерена равносильно предательству.

2. Рыцарь вправе дать Клятву своей Даме сердца. Данная Клятва не означает того, что Рыцарь не будет выказывать должного почтения к другим Дамам. Также не освобождает она от Клятвы, данной Сюзерену.
Совершенно недопустимым будет высказывание хулительных слов, а также похвальба своими подвигами в присутствии Дам.

3. Достойным чести Рыцаря будет уважение к чужой Клятве, независимо, касается ли это противника, либо друга. Достойный противник достоин уважения, достойный друг достоин уважения вдвойне.

4. Достойный рыцарь может избрать своим служением служение Господу. Пусть же сей Рыцарь достойно служит ему, как умеет, не только Мечом, но и Словом, и Поступком. Пусть же будет он чист в своем Служении, и не отягощает сердце свое иными Клятвами.

Уже во времена Тацита вручение оружия молодому германцу в присутствии народного собрания означало признание его совершеннолетним; оружие вручал кто-либо из вождей племени, или отец, или родственник юноши. Карл Великий в 791 г. торжественно опоясал мечом своего 13-летнего сына Людовика, а Людовик, в 838 г. — своего 15-летнего сына Карла. Этот германский обычай лег в основание средневекового посвящения в рыцари, как в члены военного сословия, но был прикрыт римским термином; возведение в рыцари в средневековых латинских текстах обозначалось словами «надеть воинский пояс» (лат. cingulum militare).

Рыцарем долгое время мог быть сделан каждый. Сначала рыцарство давалось, по германской традиции, в 12, 15, 19 лет, но в XIII веке заметно стремление отодвинуть его к совершеннолетию, то есть к 21-му году. Посвящение чаще всего совершалось в праздники Рождества, Пасхи, Вознесения, Пятидесятницы; отсюда вытек обычай «ночной стражи» накануне посвящения (veillée des armes). Каждый рыцарь мог посвящать в рыцари, но чаще всего это делали родственники посвящаемого; сеньоры, короли и императоры стремились утвердить это право исключительно за собой.

В XI—XII вв. к германскому обычаю вручения оружия прибавились сначала только обряд подвязывания золотых шпор, облачение кольчуги и каски, ванна перед облачением; colée, то есть удар ладонью по шее, вошёл в употребление позднее. К концу обряда рыцарь вспрыгивал, не касаясь стремени, на лошадь, скакал галопом и ударом копья поражал манекены (quintaine), утверждённые на столбах. Иногда сами рыцари обращались за освящением оружия к церкви; таким образом стало проникать в обряд христианское начало.

Под влиянием церкви германский военный обряд становится сначала религиозным, когда церковь только благословляла меч (bénir l’epée, в XII в.), а затем и прямо литургическим, когда церковь сама опоясывает рыцаря мечом (ceindre l’epée, в XIII в.). В древних епископских обрядниках различают Benedictio ensis et armorum (благословение оружия) от Benedictio novi militis (посвящение рыцаря). Древнейшие следы посвящения рыцаря церковью найдены в римской рукописи начала XI в., но затем до XIII в. нет следов Benedictio novi militis; можно думать, что этот обряд возник в Риме и распространился оттуда.

Гербовые наплечники-погоны ailettes, носившиеся рыцарями до появления настоящих металлических наплечников, в связи с тем что они, как и тогдашние щиты, были сделаны из дерева и кожи, носились в основном на турнирах и парадах, в отличие от настоящих погон служили лишь для ношения гербов

Удар при посвящении в рыцари впервые упоминается в начале XIII века у Ламберта Ардрского (Lambertus Ardensis), в истории графов де Гинь и д’Ардре. Алапа проникла и в церковный обряд Benedictio novi militis. По епископскому обряднику Гильома Дюран, епископ, после обедни, приступает к благословению меча, который обнаженным лежит на жертвеннике; затем епископ берет его и влагает в правую руку будущему рыцарю; наконец, вложив меч в ножны, опоясывает посвященного, со словами: «Accingere gladio tuo super femur etc.» (да будут препоясаны чресла твои мечом); братски целует нового рыцаря и даёт alapa, в виде лёгкого прикосновения рукой; старые рыцари привязывают новому шпоры; все оканчивается вручением знамени.

Рыцарский удар распространялся во Франции с севера. Современники видели в нём испытание смирения. Для несвободных всадников принятие в рыцари было равносильно освобождению, а потому, вероятно, именно при их посвящении и появляется впервые colée — удар, который надо в таком случае сопоставить с римской формой освобождения per vundictam, сохранявшейся до VIII в. (формула отпуска раба на волю в церкви составлена по формуле освобождения per vindictam; в англо-норманнском праве встречается освобождение в народном собрании графства, путём вручения оружия).

… и Ульрих фон Лихтенштейн (Codex Manesse)

В Германии древний обряд при посвящении в рыцари знает только опоясывание мечом при совершеннолетии (Schwertleite); существование «удара» (Ritterschlag) до XIV в. не доказано. Граф Вильгельм Голландский не был ещё посвящен в рыцари, когда в 1247 г. его избрали римским королём.

У Иоганна Беки (около 1350 г.) сохранилось описание его посвящения в рыцари путём удара. Рыцарь должен быть «m. i. l. e. s.», то есть magnanimus (великодушный), ingenuus (свободорожденный), largifluus (щедрый), egregius (доблестный), strenuus (воинственный). Рыцарской присягой (votum professionis) требуется, между прочим: ежедневно слушать обедню, подвергать жизнь опасности за католическую веру, охранять церкви и духовенство от грабителей, охранять вдов и сирот, избегать несправедливой среды и нечистого заработка, для спасения невинного идти на поединок, посещать турниры только ради воинских упражнений, почтительно служить императору в мирских делах, не отчуждать имперских ленов, жить безупречно перед Господом и людьми.

Распространение в Германии colée могло быть в связи с французским влиянием при Карле IV. Рыцарский удар теперь получал тот, кто уже раньше владел оружием, тогда как в старые времена вручение оружия при совершеннолетии и посвящение в рыцари всегда совпадали. Простое вручение оружия осталось обязательным для каждого воина; торжественное освящение меча, золотые шпоры и «удар» стали признаком принятия воина в рыцарский орден. Молодой человек, получивший оружие, становится оруженосцем (scutarius, Knappe, Knecht, armiger, écyyer). Но так как рыцарство в социальном отношении замкнулось в высший слой военной знати, то из «оруженосцев» попадают в рыцари только сыновья рыцарей (chevalier, Ritter, knight); несвободные, повышаясь и получая тяжёлое рыцарское вооружение, не называются теперь рыцарями, а попадают в среду знати как низший её слой, под тем же именем «оруженосцев», которое сыновья рыцарей (Edelknecht, armiger nobilis) носят временно, перед посвящением в члены ордена. Рыцарство становится не столько учреждением, сколько — по примеру Франции — идеалом для всего военного сословия средних веков. Поэтому не в анналах, а в поэзии ярче всего запечатлелись образы рыцарей.